Проект Ксении Собчак

О чем говорим?

1:00 Собчак освистали за «гомосексуализм»
2:00 «Гомосексуалист» или «гомосексуал»
5:00 «У меня есть друг Стас, но раньше его звали Маша»
6:00 Как себя называет Андрей Петров?
8:00 Как журнал «Афиша» сделал насильный аутинг Виктору Майклсону
11:40 Аутинг — исключительное средство или оружие в руках геев?
12:20 Как геи бывают гомофобами
14:30 Как Валерий Печейкин судился за «пидораса»
16:30 Собчак: «Я — белая цисгендерная мразь»
19:00 Россия — не гомофобная страна?
22:20 Как Карену Шаиняну приходилось драться за право геем
24:00 «Дети знают, что папа гей»
26:00 «Я в 4 года видел сны с соседским мальчиком»
28:00 Мечта геев — гетеронормативный мужик?
31:00 «Мама знает всех моих бойфрендов»
32:00 Гей-лобби существует!
34:00 Ты че, под хвост жалишься?
39:00 Как гетеро-мужчины перекрашивали аватарки в радужные цвета в поддержку ЛГБТ
40:00 Что Андрей Петров почувствовал, увидев себя в списке «Пилы»
41:00 Как в России убивали геев
45:00 Почему у геев России нет лидера?
48:50 Вокруг кого готовы объединиться?
51:00 Как геи мешают геям?
56:00 Кто нужен России — Харви Милк или Алексей Навальный?
59:00 «Мы геи и мы здесь»: нужны ли в России гей-парады и какие?
1:00:20 «Не нужно выпячивать»: так нужно или нет?
1:09:00 «Кадыров и Чечня — самый серьезный кошмар после Саудовской Аравии»
1:11:00 Собчак: «Быть, как Андрей Петров — это мужество»